Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

Василий Александров. Ну, так "да" или "нет"?

В каждой шутке есть доля шутки

Анекдот, прямо скажем, из разряда не самых смешных. Но в нем, как обычно, только доля шутки, а все остальное—правда: ведь почти каждый из мужчин мог бы сказать о себе то же самое.
А вообще, вы когда-нибудь задавали себе вопрос, почему мы шутим? Веселим друг друга смешными анекдотами, стараемся блеснуть удачной остротой, рассказываем в компании забавные истории? Ну, например, такие.

Жестокий романс

Мой коллега по редакции с большой долей скептицизма относится к тем статьям, поводом для написания которых послужили программы российского телевидения. Соглашаясь с тем, что это не лучший способ откликаться на те или иные события, скажу, что делаю это довольно редко, только тогда, когда какая-то из передач зацепит меня особенно крепко. Именно так случилось на программе, в которой речь шла о насилии, совершенном несовершеннолетними школьницами в далеком российском Якутске.

Рис. Василия Александрова

Доброта без кулаков

Любители поэзии старшего поколения наверняка помнят читательские споры вокруг культового стихотворения советского поэта Станислава Куняева: «Добро должно быть с кулаками, добро суровым быть должно, чтобы летела шерсть клоками со всех, кто лезет на добро». «Да, злу можно противопоставить только силу», — соглашались одни. «Добро и насилие так же несовместимы, как гений и злодейство», — возражали другие.

Татьяна Стоянова за ненавистным, но абсолютно необходимым компьютером в редакции газеты «Германия Плюс». 2007 год. Фото: А. Иванов

В сетях компьютерной паутины

Начну издалека. В начале 1990-х годов, когда акулы рекламного бизнеса еще не успели окружить хищным кольцом своих будущих клиентов, а нарождающиеся, как грибы, частные фирмы и фирмочки уже нуждались в этом виде услуг, мы с моей подругой—редактором отдела объявлений одной из городских газет—решили, что было бы непростительной глупостью не воспользоваться образовавшейся брешью между спросом и предложением.

«Не нужно мне бессмертия напитка…» Признайтесь честно: вы мечтали когда-нибудь о собственном бессмертии?

Итак, в одной стране .(она остается неназванной, так как, согласно допущению писателя, это могло бы произойти где угодно), смерть, устав от тяжких трудов, решила взять тайм-аут и какое-то время передохнуть. Словом, в этой стране люди перестали умирать. Дряхлые немощные старики, безнадежные больные, вылечить которых медицина бессильна, люди, получившие в различных катастрофах травмы, несовместимые с жизнью, теперь были обречены на вечное существование.

Старость - не в радость?

Большую часть своей жизни я провела в городе на Волге, и в выходные дни мы с подругами часто ездили в речной порт—просто посидеть на скамейке у воды, полюбоваться на волжские просторы, подышать свежим воздухом и… поглазеть на нарядную толпу иностранных туристов, совершающих на пароходах путешествие по великой русской реке.
Они собирались на пристани у автобусов, чтобы отправиться на экскурсию для осмотра города, а мы во все глаза смотрели на них: для нас они были посланцами мира, совсем не похожего на тот, в котором жили мы. Почти все они были очень преклонного возраста, но язык бы не повернулся назвать этих элегантных, ухоженных людей стариками и старухами. Казалось, что морщины и седина в волосах не имеют к ним никакого отношения: они весело переговаривались, шутили и смеялись, и было видно, что радость жизни переполняет их так же, как молодых. И мы понимали: старость может быть если не счастливой, то очень достойной…

Foto: basic_sounds (http://www.flickr.com/photos/84642407@N00)

«Нет» значит «Нет» Свобода отношений в свингер-клубах ограничивается определенными правилами

«А почему бы нам не сделать репортаж из свингер-клуба? Возможно, эта тема кого-то заинтересует»,—такое предложение было внесено на одной из редакционных летучек. Желающих среди сотрудников газеты тогда не нашлось. Но спустя некоторое время эту тему согласился «раскрутить» проходивший в редакции журналистскую практику молодой стажер. Помочь ему в выполнении задания обязали одну из сотрудниц. Немаловажную роль в этом сыграло то обстоятельство, что визит одинокого мужчины в свингер-клуб обошелся бы редакции в 100 евро, а пары—только в 25. Увязалась за ними и я: все же посмотреть, что это такое, было интересно и в компании коллег не так страшно, поэтому я, как одинокая женщина, решила пожертвовать собственными десятью евро.

Мы - пара, мы - пара, мы - пара…

Песню про дельфина и русалку, которую пели Игорь Николаев и Наташа Королева, возможно, помнят многие наши читатели. Как и то, что они, как и дельфин с русалкой, уже больше «не пара, не пара, не пара…» Зато не сосчитать, сколько мужчин и женщин, живущих в официальном или гражданском браке, могут с затаенной гордостью смело сказать о себе: «Мы—пара, мы—пара, мы—пара…» Только ни одна из них не похожа на другую.

Избранные места из переписки с читателями газеты Германия Плюс

После опубликования в газете “Германия Плюс” (Мюнхен) заметки «Ностальгия по настоящему», в которой речь идет об одноименном стихотворении Андрея Возне­сен­ского, я получила письмо от Димы (свою фамилию, к сожалению, он не указал). Письмо это полностью опубликовано в июньском номере газеты «Германия плюс», поэтому пересказывать его нет смысла. Напомню лишь, что автор не согласен с трактовкой термина «настоящее»…

Рис. Василий Александров

“Слоеный пирог” в служебном треугольнике. Быт и нравы

Моя подруга почти сразу после приезда в Германию нашла место менеджера по рекламе в солидной фирме, занимающейся приемом на лечение в немецких клиниках граждан из России. Мы обе считали, что ей крупно повезло: работа почти по специальности—на родине она окончила медицинский институт,
неплохая зарплата, русская речь…

Все бы хорошо, но уже через два-три месяца подругу было не узнать: осунулась, похудела, настроение—на нуле. Оказалось, никак не складывались отношения с непосредственным начальником.

Все рубрики газеты