Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Философские фантазии художника Владимира Блинова

Давно уже канула в лету парадигма эпохи Возрождения, рассматривающая живописное изображение как окно в реальность. За прошедшие с  тех пор века, какие только пространства ни распахивала картинная плоскость перед взорами зрителей. Современный художник волен отправиться в путешествие по любой протяженности, будь то закрытое веко мастера, на котором как на экране  вспыхивают какие-то пятна, точки и полосы,  или погрузиться в лабиринты собственного подсознания, визуально открытого представителями сюрреализма почти сто лет назад. Последнее место действия  оказалось настолько захватывающим, что до сих пор не потеряло своей притягательности для творцов, в каком бы виде искусства они ни работали и еще долго не исчерпает свои возможности, ведь у каждого бездна своя, а принадлежность к Homo sapiens гарантирует общность основополагающих категорий.

Не устоял перед обаянием сюрреализма и петербургский живописец Владимир Блинов, хотя начало его творческой биографии предполагало развитие таланта художника  в ином направлении, что было бы логично для выпускника института живописи, скульптуры и архитектуры им.И.Е.Репина, наставником которого был академик Е.Е.Моисеенко, яркая звезда на небосклоне социалистического реализма. Он был настолько сильной личностью и в творческом и человеческом отношении, что его студентам приходилось проявлять недюжинную  волю, чтобы преодолеть влияние учителя и пойти собственной дорогой в искусстве.  В результате трудно найти более несхожих между собою художников, чем мастер и его ученик. Вместо рваных экстатических цветовых и тональных ритмов произведений Е.Е.Моисеенко,  в полотнах Владимира Блинова присутствует спокойная пластическая ясность, вместо экзистенционального напряжения чувств  -глубокая  медитативная сосредоточенность.

В настоящее время творческий путь художника охватывает собой уже около трех десятилетий, два из которых посвящены попыткам выразить потаенные процессы, происходящие в глубине души человека, живущего в повседневном напряжении  изматывающего ритма современного мегаполиса и не подозревающего об изнанке своего существования. В картинах В.Блинова совершенно не встречается антропоморфных изображений, он разгадывает тайну человеческого бытия через вещественную среду, фрагменты интерьеров, городские сооружения, экзотические пейзажи, комбинируя их по законам парадоксальной логики, так как  загадка жизни принципиально неразрешима.  Живописец принимает это понимание с философским спокойствием, он не впадает в отчаяние и не начинает в досаде искажать картинную действительность.  Напротив – он влюблен в вещность и материальность форм . Ему доставляет бесконечное удовольствие передавать и сопоставлять фактуры природных созданий и творений человеческих рук, будь то пыльца на крыльях бабочки и  кирпичная кладка стены, или волнующие изгибы раковины и скучный гипсовый куб.  Автор пишет сплавленным мазком, создавая однородную гладкую поверхность, за которой  в задумчивой созерцательности  существуют объекты, мягко моделированные рассеянным освещением, который так любили художники кватроченто.

При всей увлеченности материальностью  мира и вещной городской средой, живописец  остро чувствует несвободу человека запертого в каменных джунглях. Впрочем речь не идет о небоскребах и людях-муравьях, снующих между ними.  Город в картинах художника – это Петербург конца 19 века, с узкими улицами, кирпичными зданиями, лишенный растительности, которую заменили чугунные цветы и листья  балконов и кронштейнов. Южанину  В.Блинову, чье детство и юность прошли в Крыму,  с трудом удалось привыкнуть к северной столице, но вскоре мрачное обаяние сумрачного  Петербурга навсегда покорило мастера. Среди любимых архитектурных сооружений автора водонапорная башня Водоканала, выполненная в формах готической архитектуры и угрюмый фасад завода «Красный треугольник», являющийся прекрасной декорацией для  печальных фантазий живописца.  И башня и завод построены из красного кирпича, который придает им хмурый вид и делает  похожими на некое узилище.  И вдруг на этом фоне возникает мираж в виде берега океана с пальмами или расцветает орхидея в пластиковой упаковке, как напоминание о золотом веке человечества, когда оно еще было свободно от искушений цивилизации и вело гармоничное существование на лоне природы.

Впрочем, природа для В.Блинова это не только идиллические ландшафты. В его картинах в обилии присутствуют насекомые – бабочки, кузнечики, жуки. Если изменить их масштаб, как это делает автор, то эти создания превращаются в нечто ужасное, в них персонифицируется все равнодушие природы, безразличное к чувствам и чаяниям людей. Пройдут века, исчезнет человек со всей своей мощью разума и дел, а хрупкие бабочки останутся  существовать, точно также, как они существовали до его появления.  Но пессимистичность пророчества художника искупается совершенством крылатых творений, концептуальность оборачивается поэтическим созерцанием.

Произведения живописца Владимира Блинова полны аллегорий и символов, но их не стоит рассматривать как некий ребус, который  нуждается в  расшифровке. Они самодостаточны, в них воплощена душа нашего современника, который чувствует на своих плечах тяжесть экзистенции, мучается от невозможности обрести полноту существования и полон мечты о гармонии.

Искусствовед  Елена Миронова, член Международной ассоциации искусствоведов

Все рубрики газеты